Поиск по сайту

Последние записи

Ссылки

О пропаганде

Последние несколько лет со стороны западных политиков и западных СМИ в адрес российских государственных СМИ, особенно RT и агенства Sputnik, всё более напористо высказываются обвинения в «пропаганде», а российских журналистов презрительно и неуважительно называют «пропагандистами». Россия в ответ говорит: «Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?».
Не правы ни те, ни другие. Обвинение в пропаганде – глупое обвинение. А оправдываться в стиле «сам дурак» – ещё глупее.

1) В пропаганде самой по себе нет ничего плохого. Присвоение отрицательной оценочной коннотации этому слову не правомерно. Пропаганда хороших вещей (здорового образа жизни, раздельного сбора мусора, чистоты на улицах, честного отношения к труду и т. д.) – это хорошо. Пропаганда плохого (фашизма, национализма, самоубийства, наркотиков, разного рода ксенофобий и т. д. ) – это плохо.
2) Антагонистическое  противопоставление пропаганды и журналистики тоже не правомерно. Любой хороший, профессиональный журналист не просто подаёт голую информацию (как и любой хороший писатель, кстати), а стремится донести некую идею,  иначе он не журналист, а тупой передающий автомат. Ни одна информационная программа не обходится без аналитических оценок. Ни один информационный канал в мире не сообщает бесцельно «чистую» информацию, а подаёт её как часть некой общей картины, некой общей идеи, общего взгляда на жизнь, на ход вещей. Такова природа человеческого ума, что мы встраиваем информацию в общую картину присходящего и, если информация касается общественной жизни, то даём событиям оценку.
Есть факты, а есть их интерпретация. Интерпретация – это объяснение, то есть нахождение причин событий, выстраивание некой системы фундаментальных принципов, из которых логически эти факты вытекают (объяснить = вывести из известного). Нельзя эту естественную вещь (стремление объяснить факты, создав цельную картину из неких постулатов и их следствий) объявлять пропагандой! Это есть и на Западе, и на Востоке, и на севере, и на юге. У них своя система аксиом, у нас своя. Если наша система аксиом (наше представление о мире) отличается от их, то это совсем не означает, что у нас пропаганда, а у них нет.
Обвинять «в пропаганде» – это ни о чём, это простое, демагогическое сотрясание воздуха. Обвинять нужно в конкретной лжи, недостоверности информации, искажении её, утаивании, отборе удобной (хорошо встраивающейся в общую объяснительную картину)  и отбрасывании неудобной информации, то есть в сознательной необъективности. Это называется не пропаганда,  а манипулирование. Именно в манипулировании надо обвинять, а не в «пропаганде». Это легко делается, т. к. легко доказывается, в отличие от обвинений в пресловутой пропаганде. Более того, кто обвиняет в «пропаганде», тот есть самый настоящий манипулятор, т. к. манипулирование неотъемлемо от демагогии.
Ничего трудного нет в том, чтобы заменить слово «пропаганда» в отрицательном смысле на «манипулирование», а «пропагандист»  на «манипулятор». Это будет корректней и полезней.
RT, Спутник абсолютно вправе не просто давать другой взгляд на мир, но вправе пропагандировать его среди зарубежной аудитории – надо это честно признать и не бояться обвинений в пропаганде, ничего криминального в этом нет, если вы не пропагандируете запрещённое законом.

Примером манипулирования на государственных телеканалах может служить освещение предлагаемой правительствлм пенсионной реформы. Информация подаётся выборочно, не освещаются протесты, не приводятся все аргументы противной стороны, неадекватно много показывают одобряющих повышение пенсионного возраста, создавая ложное впечатление о поддержке населения.
Ещё примеры: Пример 1, Пример 2

Что они признают или чего не признают?

Постоянно приходится слышать о «непризнании аннексии Крыма» теми или иными странами, их лидерами.
Они одиоты?
Я тоже не признаю аннексию Крыма. Я признаю добровольное присоединение Крыма к России. Но не аннексию.
Западная журналистка спрашивает Порошенко: «Вы не боитесь, что мистер Трамп признает аннексию Крыма?»
Да он вроде как давно её признал.

«Интересы страны» – демагогический конструкт

Постоянно приходится слышать об «интересах страны» (»национальных интересах»). И каждый раз, как говорится, зла не хватает.

Путин на встрече с Трампом в Хельсинки: «Дональд Трамп защищает интересы Соединенных Штатов Америки, я защищаю интересы РФ».

Слова «интересы страны» надо исключить из политического лексикона. Во всяком случае, как аргумент, оправдывающий те или иные действия страны на международной арене.

1) Интересы страны, говоря просто – это то, что хорошо для страны. Но это, извините, банальность. Зачем повторять, что любая страна хочет для себя только хорошего? То есть полезной информации в словах о «защите интересов своей страны» ровно ноль.

2) Если у меня «интерес» выгнать соседа из его квартиры и самому в ней поселиться (уж больно его квартира мне нравится!), то позволительно ли мне реализовывать такие мои интересы? Нет конечно. Одними «интересами» не руководствуются в межличностных отношениях. То же должно быть и в отношениях между странами.

В международных отношениях нужно руководствоваться не «защитой интересов своей страны» (эти интересы могут быть безнравственными, преступными), а принципом непротиворечия интересов, то есть: ни одна страна не должна своё благополучие строить на снижении благополучия других стран. Нельзя делать себе хорошо за счёт делания плохого другим – простой нравственный принцип, который должен применяться не только в межличностных отношениях, общественных, но и между государствами.
Если этим принципом не руководствоваться, а руководствоваться только «интересами страны», то отсюда будет следовать всё что угодно: любые выходы из взаимных международных договоров, любые безнравственные меры в отношении людей другой страны, любые экономические и политические санкции, шантаж, провокации, торговые войны и даже горячие войны – ведь всё можно объяснить «интересами страны».

Учиться коммунизму

Об одной особенности политической борьбы в современном мире.

По Марксу-Энгельсу, политическая борьба есть выражение борьбы классов. Но в современной действительности это не совсем справедливо. Так, все крупные политические силы России, принимающие реальное участие в политическом процессе, на деле перестали быть выразителями интересов разных классов, а дудят в одну дуду: вся их политическая борьба представляет собой прежде всего борьбу за политическую власть (места в парламенте, правительстве, занятие высоких государственных должностей). Все партии, различаясь названиями и идеологическими программами, которые никто не читает, своими реальными действиями похожи друг на друга, как кровные родственники, отличаясь лишь мелочами.  В парламенте идёт «борьба» за те или иные цифры в бюджете, введение или не введение прогрессивного налога и прочие частности, но не классовая борьба. Маркс устарел? Классового общества больше нет?
Я не буду доказывать очевидное. Лишь констатирую показанное ещё Марском: при капитализме есть господствующий класс буржуазии, эксплуатирующей, угнетающей класс наёмных работников. С 19 века ничего не изменилось. Сама избирательная система так устроена, что во власть может попасть только сила, обладающая огромными денежными средствами, которыми наёмный работник не обладает.
В нашей стране, хотя в конституции и написано о запрете государственной идеологии и признаётся идеологическое многообразие, по факту господствует одна идеология – либерально-демократическая, которая, как хорошо известно из истории, выражает интересы буржуазии.
Вся пропагандистская машина государства работает в целях искоренения из общественного сознания (от школьных программ по обществоведению до мелодраматических сериалов по телевидению) идеи о существовании антагонистических классов. У населения формируют представление о едином народе с едиными ценностями и интересами. Вместо праздника Великой Октябрьской социалистической революции – День народного единства. Вместо Дня международной солидарности трудящихся – непонятный День весны и труда. С невероятным напором и агрессивностью насаждается патриотизм, который совершенно несовместим с классовой теорией. Религия из подобающего ему при социализме места атавистического, отживающего института превратилась сегодня в главную государственную силу нравственного наставника и камертона в обществе.
Замечу, что это справедливо в ещё большей степени для западного демократического общества.

Читать дальше »

Может ли страна быть сельскохозяйственной державой

Когда посол США на Украине Джеффри Пайетт сказал, что Украина «должна стать сельскохозяйственной сверхдержавой», то многие над этим посмеялись – якобы «сельскохозяйственная» есть синоним отсталости.
Не будем углубляться в понятие сверхдержавы, а остановимся на вопросе: что значит быть современным государством с развитой экономикой, является ли «сельскохозяйственность» по умолчанию признаком отсталости?
Само по себе сельскохозяйственное производство не есть что-то отжившее, ушедшее в прошлое, архаичное, как, например, производство чернильниц, арифмометров, самоваров на углях. Сельскохозяйственное производство всегда было, есть и будет, потому что потребность в питании является естественной потребностью человека, а производство синтетической пищи пока является фантастикой.
Если у себя на даче каждый может вырастить урожай, пользуясь дедушкиными мотыгами, то это не означает, что сельскохозяйственное производство вообще является низкотехнологичным производством – говорить об этом сегодня было бы глупо. Современное сельское хозяйство нацелено на производство аграрной продукции в больших, промышленных масштабах, что подразумевает высокий уровень производительности по сравнению с временами, когда пахали на волах и молотили зерно вручную. И как во всех других видах реальной экономики (энергетика, строительство, транспорт, машиностроение, добыча полезных ископаемых и т. д.) в сельском хозяйстве нельзя обойтись без новых, наукоёмких, высоких технологий. Чего стоит одно только правильное землепользование (включая методы почвозащиты, прецизионное земледелие), каких усилий и приложений науки, не говоря о новейших биотехнологиях в селекции! Кроме того, сельское хозяйство – это очень широкая область экономической деятельности, в которой кроме непосредственно производства конечной продукции растениеводства и животноводства есть сельскохозяйственное машиностроение, производство удобрений, химических средств защиты растений, переработка, хранение, научно-исследовательские институты, аграрное образование – всё это не только рабочие места, но и области создания, развития и приложения высоких технологий, а при должном подходе – и дополнительные статьи экспорта новых сельскохозяйственных технологий в том числе.

Конечно, ни одна страна без собственного сельского хозяйства обойтись не может, но и полностью себя обеспечить всеми видами с/х продукции тоже ни одна страна не в состоянии. Говоря об экономической развитости того или иного государства, мы не имеем в виду необходимость наличия и высокого уровня развития всех возможных отраслей экономики. Экономически развитая страна не обязана произволить всё мыслимое – от смартфонов до атомных подводных лодок, её экономическая развитость может определяться всего несколькими (даже одним-двумя) видами деятельности – тем, что лучше всего получается, что лучше всего пользуется мировым спросом (что называют специализацией). Особенно, если страна небольшая и не имеет всех возможных ресурсов. Почему сельскохозяйственное производство не может быть одной из таких специализаций? На Украине замечательные плодородные земли, прекрасный климат для сельского хозяйства. Было бы глупостью не воспользоваться имеющимися возможностями и ресурсами по максимуму. Украина способна производить с/х продукцию в несколько раз больше, чем она производит сегодня, и поставлять её на мировой рынок. Не надо говорить, что всё уже занято и все накормлены (при том, что население Земли растёт и почти миллиард людей хронически голодают – пусть даже главной причиной голода является не отсутствие продовольствия, а войны, вооружённые конфликты, которые не дают развиваться сельскому хозяйству). До удовлетворения потребностей человечества в разнообразной и здоровой пище ещё очень далеко, есть где прилагать силы, есть куда развиваться.
Понятно, что для Украины этот сельскохозяйственный сценарий развития экономики может быть реализуем лишь после урегулирования сегодняшнего национально-государственного кризиса.

О революциях

Часто говорят, что произошедшее два года назад на Украине было революцией (так называемая «революция достоинства»). Это заставляет в очередной раз обратиться к вопросу о назывании вещей своими именами.
Нельзя любые заварушки, происходящие раз в несколько лет, заканчивающиеся сменой власти, называть революциями.
Вообще никакие вещи нельзя называть не своими именами, т. к. это не просто влечёт ошибки, но вследствие неадекватного представления о действительности может приводить к бедам и катастрофам: ну, подумаешь, перепутал цианистый калий с перманганатом калия! Относительно безопасно можно называть вещи не своими именами только писателям и прочим творческим деятелям – для юмора, смеха, красивой метафоры. Вот и здесь, желая придать некий героический ореол свершившемуся, категориально возвысить произошедшее, «приукрасили»/ «перекрасили» события, назвав для красного словца революцией.* Но мы же не поэты, не кинорежиссёры! Поэтому, чтобы правильно действовать, чтобы принимать верные решения, разрешать проблемы (а не усугублять их), мы обязаны иметь максимально объективное, адекватное представление о действительности, для чего просто необходимо называть вещи своими именами, без поэтических вольностей и приукрашиваний.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Социальная революция, политическая революция, научная революция – это «радикальное, коренное, глубокое, качественное изменение, скачок в развитии общества, природы или познания, сопряжённое с открытым разрывом с предыдущим состоянием» (Википедия). (Со словом «природы» нельзя согласиться в этом определении, потому что в природе всё происходит только эволюционно, понятие революции употребляется сугубо и только в отношении человеческой деятельности, которая связана с коренными изменениями в человеческих представлениях о природе или обществе).
При социальной революции меняется общественный строй (например, монархию сменяет буржуазная республика), власть переходит от одного класса к другому (например, от феодалов к классу капиталистов). Ничего этого в помине не было на Украине, строй остался тем же самым (парламентско-президентская республика), власть осталась у тех же, у кого была (у класса олигархов?). А произошла банальная смена власти неконституционным путём. Абсолютно не важно, что к этой смене власти подключили народ, вышедший и выведенный на улицы: это не сделало переворот революцией. Любая революция есть переворот, но не любой переворот есть революция (аналогия, чтобы было понятней: всякий квадрат есть четырёхугольник, но не всякий четырёхугольник квадрат).

Говоря о революциях в истории, мы сразу вспоминаем Великую Французскую буржуазную революцию, Великую Октябрьскую социалистическую революцию, Английскую революцию 17 века… – это настоящие социальные революции, в результате которых менялся общественный строй, политическое устройство. Революция роз, тюльпановая революция, оранжевая революция, революция достоинства и прочие «цветные революции» настоящими революциями не являются. Достаточно только вслушаться в названия и всё станет понятно: слово «революция» играет в названии этих явлений точно такую же метафорическую, поэтическо-украшательную роль, как слова «оранжевая», «достоинство», «розы».

Следует сказать также о противоречии оппонентов, когда они в ответ на обвинение в незаконности произошедшей смены власти на Украине, говорят, что всё прошло строго по закону. При этом они же одновременно утверждают, что это была революция! Как говорится, вы или трусы наденьте, или крестик снимите.
Революция не бывает законной! Любая революция нарушает прежние законы, любая революция незаконна – на то она и революция, отменяющая прежние порядки. Так, возникновение квантовой физики (идея о мельчайших неделимых порциях энергии) отвергло старые представления классической электродинамики – распределение энергии в спектре абсолютно чёрного тела нельзя было объяснить, оставаясь в рамках старых законов – произошла революция в представлениях физиков о природе.
—————–
* Есть и другое возможное объяснение (скорее всего, главное) – специально используют не те слова, чтобы затуманить смыслы, обелить чёрную собаку, скрыть неприглядности.

Как побороть терроризм

В.ПУТИН: Трагедия в Париже — очередное свидетельство варварской сущности терроризма, который бросает вызов цивилизации. ========================================================

Отыщи всему начало, и ты многое поймешь. – Козьма Прутков

Зри в корень. – Козьма Прутков

Истинное знание есть знание причин. – Френсис Бэкон

Чтобы решить проблему, надо найти причины. (Чтобы потом, если это в нашей власти, ослабить или убрать эти причины.) Многие комментаторы  парижской трагедии упоминают слово «варварство». Но лишь «упоминают», не делая никаких выводов. Именно варварство является причиной терроризма. Можно выявить и уничтожить всех террористов, но останется почва – варварство, на которой произрастут новые террористы, новые фанатики, навязывающие силой свои «самые правильные ценности» (то есть свои вкусы). Отсюда следует: чтобы бороться с терроризмом, надо бороться с варварством. (Варварство более общее понятие, чем терроризм. Покончив с варварством, мы автоматически уничтожаем терроризм.) Теперь остаётся определить, что понимать под варварством. Не будем вдаваться в излишнюю строгость и детали и скажем, что варварство – это, прежде всего, умственная отсталость, проявляющаяся в отсутствии критического, научного мышления, но, напротив, следование различного рода догмам, идеологиям, религиям – мракобесие то есть.

«Наука помогает нам в борьбе с фанатизмом в любых его проявлениях; она помогает нам создать собственный идеал справедливости, ничего не заимствуя из ошибочных систем и варварских традиций». – Анатоль Франс

«В жизни, – сказал убежденно Хрюша, – в жизни – все научно, вот.» – «Повелитель мух». Уильям Голдинг

Сегодня насущно необходимо Новое Просвещение. Но вместо этого современная властная мировая элита потакает религиям: строятся новые мечети и прочие религиозные храмы, политики в своих речах произносят позорные для вроде бы просвещённых людей 21 века слова о боге, тех или иных (религиозных, традиционных, европейских, исламских, либеральных и пр.) ценностях, под сладким соусом слов о свободе создаются тепличные условия для расцвета и процветания религий, выдумана и пропагандируется вреднейшая «теория» мультикультурализма, которая лишь помогает властям осуществлять принцип «разделяй и властвуй». Политикам не нужно просвещение, им не нужны думающие люди, им нужно тупое быдло, которым легко управлять. Я убеждён, что властная элита сама уже давно переродилась, перестала быть элитой интеллектуальной – поэтому такие социальные бедствия сейчас на Земле: из-за тупых обам, путиных, меркелей, оландов.
На самом деле проблема намного шире, фундаментальнее. Террористические акты – это всего лишь частность, одна из бед, происходящих на Земле из-за ГЛУПОСТИ людской.
Решая проблему глупости (варварства, религиозного и прочих мракобесий), мы одновременно решаем большинство человеческих проблем.

Психологические исследования (от ранних работ основателя этологии, лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца, до современных теорий) однозначно говорят, что агрессия есть одна из форм защиты и что среди людей менее всего агрессивному поведению подвержены те, для кого нормальным является существование других взглядов, кто обладает критическим мышлением, скептицизмом. Скептики намного менее агрессивны, чем верующие (особенно агрессивны неофиты – новообращённые в ту или иную религию). Отсюда следует, что противоядием агрессии (терроризму в том числе) является разумное отношение к миру. Разумному отношению к миру надо учить. Это значит – учить наукам, критическому рациональному мышлению, методологии. Умный человек доказывает аргументами, а дурак, варвар – кулаками. К тому же, умные люди перестанут бояться чужого и, как следствие, исчезнет агрессия как форма защиты, а с ней и терроризм. И это значит, что с религией надо, напротив, бороться, а не потакать ей (»переименование» ИГИЛ в ДАИШ – пример такого циничного потакания, явного манипулирования людьми: мол, ислам и вообще религии прекрасны сами по себе, не надо их ассоциировать с терроризмом, варварством). Под борьбой с религией надо понимать не борьбу с верующими и священниками, а всего лишь неукоснительное соблюдение светскости, борьбу с клерикализмом.

Итак, проблема намного шире, фундаментальнее, чем борьба с терроризмом. Террористические акты – это всего лишь частность, одна из бед, происходящих на Земле из-за ГЛУПОСТИ людской. Решая проблему глупости (варварства, религиозного и прочих мракобесий, отсутствия критического научного мышления), мы одновременно решаем большинство человеческих проблем.

«Опять же, в магловском мире все исключительно умные люди, которых знал Гарри из истории, не становились злыми диктаторами или террористами». – «Гарри Поттер и Методы рационального мышления». Элиезер Юдковский

Пройду по абрикосовой…

К вопросу о переименованиях

Издать закон на будущее: Запретить давать названия улицам, библиотекам, кораблям и пр. по именам людей. Настоящих героев помнить должны по-настоящему – в умах и душах, а не путём таких искусственных «увековечиваний». И проблемы с улицами и станциями метро, названными именами убийц, сразу исчезнут.

Когда люди пользуются такими названиями (по именам людей), то с течением времени это название становится совершенно самостоятельным и теряет всякую смысловую связь с тем человеком, от имени которого произошло. В умах людей Войковская – это СТАНЦИЯ МЕТРО. Ул. Пушкина – это УЛИЦА. Когда названия произносятся, то о человеке совсем не думают – ни о каком Пушкине или Войкове – получается профанация и на самом деле унижение памяти этого человека. Если с деятельностью и жизнью какого-то великого гражданина страны действительно связан тот или иной объект, то можно просто повесить памятную табличку, но не называть его именем город, улицу, станцию метро, вокзал.

Ужас-ужас-ужас

Сейчас смотрел «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым». В дискуссии принимали участие два, как сказал один из участников передачи, «видных представителя украинской интеллектуальной элиты»: Вячеслав Ковтун и Вадим Карасёв.
Это не просто ужас, а ужас-ужас-ужас!


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Не первый раз мы видим украинских политологов на российском телевидении, и всегда ярко-красной нитью в их выступлениях проходит чувство обиженности: Почему вы нас всегда поучаете? Украина независимое государство, какое вам дело до Украины? Занимайтесь своими проблемами!
Налицо комплекс неполноценности (который, вообще говоря, и привёл к майдану и всем последующим трагическим последствиям). Им всегда кажется, что Россия только и стремится унизить Украину, сделать ей плохо, они болезненно переживают критику со стороны россиян (что, впрочем, обнадёживает, потому что это может свидетельствовать о небезразличии к России, русским, подсознательном понимании невозможности разрушения родственных связей). По-другому нельзя объяснить их болезненное восприятие любого критического слова о происходящем на Украине.
И эта их психическая проблема не позволяет им трезво, рационально, логически мыслить. Они даже не соображают, что сама эта передача была посвящена обсуждению именно украинского вопроса (соблюдение Минских соглашений), поэтому не предусматривала других тем (Ковтун постоянно пытался говорить о внутренних и внешних проблемах России, на что ему резонно отвечали, что для этого есть другие передачи, приглашайте нас на Украину, мы там поговорим о проблемах России. Мария Захарова хорошо ему ответила, что она представитель МИДа, поэтому и говорит о внешней политике России по отношению к Украине, а если вас интересует другое, то обращайтесь в МВД и т. д.). Да и как не говорить на российском телевидении об Украине, если именно Россию Украина обвиняет в своих бедах, считает агрессором, оккупантом?! Мы должны молчать? Где логика?
Господин Карасёв прямым текстом говорил, что не нужно никаких «частностей», давайте обойдёмся без них. Частностями он назвал факты, которые ему в дискуссии приводили оппоненты, а он от них отворачивался и не хотел никак на них реагировать. Потом он сказал, что не надо подлавливать на логических противоречиях. «Вы должны понять Украину».
Это пи..ец!
Представитель «интеллектуальной элиты» не понимает, что такое дискуссия. Слово «понять» он воспринимает как «чувствовать» (см. Все мы родом из детства) – явный представитель людей, которых я называю людьми-константами (чувственниками, эмоционалами). Понять Украину – это понять, что чувствуют украинцы. Да понимаем мы! Очень хорошо понимаем. Но это не означает, что понимая, надо не замечать ошибки, комплексы тех, кого мы понимаем (а тем более, если их действия откровенно враждебны России, если нас открыто называют врагами, виновниками своих бед и настраивают против нас весь мир).
Без фактов и логики не может существовать никакого дискурса! Процесс познания (а значит и дискуссия, спор, в котором выясняется истина) имеет основой два кита: факты и логику – эта фундаментальная истина известна уже тысячелетия.

Путь познания - факты и логика
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
А наши уважаемые оппоненты прямо и, извините, нагло отвергают любую фактологию (хорошо видно, как они отказываются отвечать на неудобные вопросы, голословно обвиняют во лжи, перескакивают от конкретики к демагогическим лозунгам) и отказываются вообще придерживаться логики, постоянно в своей риторике съезжая в область эмоций.
Методология познания предполагает всегда выяснение одной истины. Истина единственна. Задача любых дискуссий, споров, переговоров состоит в выяснении этой одной – однозначно всеми понимаемой – истины. Карасёв же говорит о каких-то разных версиях (Путинской и Меркелевской) Минских соглашений, противопоставляя им украинское понимание этих соглашений. Что за версии у одного текста?! Как вообще можно с такими людьми разговаривать, если у них семь пятниц на неделе, тридцать три отличающиеся друг от друга правды и всё это густо приправлено эмоциями?!

Очень хочется, чтобы в таких дискуссиях чётко, конкретно, железно и в обязательном порядке обращалось внимание на эти постоянные фундаментальные методологические ошибки оппонентов (хоть украинских, хоть отечественных). Соловьёв и все другие ведущие подобных дискуссий должны время от времени напоминать их участникам: Можно представить тумблер в голове, который имеет два положения: «разум» и «эмоции». Когда тумблер находится в положении «эмоции», то автоматически отключается разум. Давайте переключимся в положение «разум», т. е. будем находиться только в области фактов и логики!

Rambler's Top100