Поиск по сайту

Последние записи

Ссылки

Интеллектуальные жертвы «правового сознания»

Методологический анализ одной «дискуссии».

Послесловие к заметке «Почему при Сталине не было СПЧ»

Познание есть ответы на вопросы. Без вопросов нет познания, одно от другого не отделимо. Познание начинается с возникновения проблемы. Проблема мотивирует познание, запускает его. В поиске ответа на вопрос осуществляется познавательная деятельность. При этом возникают новые проблемы (новые вопросы), которые двигают познавательную деятельность дальше. Познание бесконечно.

Получение знаний в процессе обучения (в учебной деятельности) отличается от познания в реальном процессе научного поиска истины. У обучающегося в большинстве случаев и нет первого этапа познавательной деятельности — возникновения проблемы в своём собственном мозгу, самостоятельного формулирования вопроса и соответствующих попыток самостоятельно на него ответить. Ему дают готовое, структурированное знание, изложенное системно, аксиоматически, дедуктивно, хотя мы знаем, что реальный поиск истины идёт наоборот — индуктивно: с выдвижением гипотез, сомнениями, неизбежными ошибками и их исправлениями.

Такое сообщение готовых знаний даже при показе путей их получения мало способно научить самостоятельной познавательной деятельности. Как сказано выше, возникновение проблемы — это мотивация познавательной деятельности. Если проблемы нет, то нет и настоящей мотивации этой деятельности (аналогия: если человек не голоден, то он плохо ест): даже простое понимание и запоминание сообщаемых знаний идёт плохо. Получение хорошей оценки или «чтобы мама не ругала» — не тянет на такую мотивацию.

Поэтому в методике школьного преподавания естественно-научных дисциплин давно говорят о так называемом «проблемном обучении»: учитель создаёт для учащихся проблемную ситуацию, в ходе разрешения которой они овладевают методологией получения новых знаний.

Особенность образовательного процесса в высшей школе, с этой стороны, заключается в том, что изложение наук там строится на высоком теоретическом уровне, т. е. дедуктивно, и подразумевает уже наличие у студентов основ методологических знаний и мотивированности. Но если этого наличия нет (не выработано в средней школе), то обучение приводит к выработке догматического мышления.

Всё это хорошо известно. Я напоминаю это лишь с целью взглянуть на описанное в предыдущей заметке с методологической стороны, дать объяснение поведению Дарьи Митиной и некоего Гиппопотама в той «дискуссии». Два моих юридически грамотных оппонента являют, на мой взгляд, пример того, как «беспроблемное» обучение ведёт к догматизму, некритичности мышления. Они есть интеллектуальные жертвы так называемого правового сознания (подобно жертвам религиозного сознания).

Правовое знание, в отличие от естественно-научного, как ни какое другое (если не говорить о богословии), излагается догматически, поэтому мои оппоненты, хорошо, видимо, его усвоив, вместо аргументов способны только констатировать несовпадение с усвоенными догмами и отправлять читать Библию учебник.

Я дилетант в праве, поэтому на меня не давят правовые догмы, я от них свободен. И поэтому увидел проблему в понятии «прав человека» и решил её. Может быть, я не прав в своём отрицании «прав человека», но только ни одного критического содержательного аргумента от оппонентов мне приведено не было — это факт, в котором каждый может убедиться, прочитав «дискуссию». Поэтому в методологическом плане прав я, а не они. И это просто констатация факта.

Оставьте свой комментарий





Rambler's Top100