Поиск по сайту

Последние записи

Ссылки

«Sapiens». Критика. Часть 3-я

Как сказано в части 1-ой, автор книги, Юваль Ной Харари, абсолютно невежественен в области материалистического понимания истории, не говоря о марксистской политэкономии и теории научного коммунизма.

Всю историю человечества он представляет как последовательность случайных событий:

«Но историю невозможно объяснить с позиций детерминизма, её невозможно предсказать, потому что она хаотична».

Конечно, на уровне рассмотрения частных событий (кто и когда станет королём, кто кого отравит, пойдёт ли Путин на пятый срок, в каком году и между кем будет война…) точные предсказания практически невозможны. Но задачей науки является открытие самых общих закономерностей. Для наук, изучающих общество, это — нахождение законов общественного развития. И тут автор демонстрирует со всей очевидностью, что понятие общих исторических закономерностей ему не знакомо, он ничего никогда не слышал про то, что общественное бытие определяет общественное сознание, про  базис и надстройку, закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, и уж, конечно, ему не известна классическая формулировка Маркса из «Нищеты философии»:

«Общественные отношения тесно связаны с производительными силами. Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способа обеспечения своей жизни, — они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница даёт вам общество с сюзереном во главе, паровая мельница — общество с промышленным капиталистом». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.4, С.133)

Материальное производство определяет социальные отношения и формы общественного сознания, а не наоборот. Противное — чистый идеализм. И это естественно, если отрицаешь марксистский материалистический подход к истории (исторический материализм). Для автора весь материализм сводится к тому, есть ли в генах закреплённая программа поведения человека, — подход до крайности примитивный. Говоря о разделении во времена Хамурапи людей на знать, простонародье и рабов, он пишет:

«Это не естественное разделение: никаких следов его мы в человеческом геноме не обнаруживаем».

То есть кому-то с бухты-барахты пришла в голову идея разделить людей на рабов и рабовладельцев — и вот вам её воплощение в жизнь. А не пришла бы мысль — и не было бы рабства.

«Человеческие законы и нормы превратили часть людей в рабов, остальных — в хозяев».

Оказывается, не существующий в то время уровень развития производительных сил привёл к возникновению рабства, а чистая идея. Несколькими страницами раньше автор приравнивает порядок, которому подчиняется жизнь людей, выдуманным правилам игры в баскетбол. Полный произвол — что хочу, то и придумываю, куда кривая выведет.

Противоречие автора (а противоречие — признак ошибки) заключается в том, что, с одной стороны он выступает за научный подход к изучению истории человечества, но, с другой стороны, говорит, что история развития человеческого общества «хаотична», не имеет никаких законов. Если он этих законов не знает, то это не значит, что этих законов нет.  Он выбрасывает одну из областей материальной действительности — историю развития человеческого общества — из сферы научного познания. Если ему, вдруг, не хватит «Манифеста» и «Нищеты философии», пусть ещё откроет главу «О диалектическом и историческом материализме» в Кратком курсе истории ВКП(б) и прочитает:

«История развития общества есть, прежде всего, история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история развития производственных сил и производственных отношений».

«Капитализм начался с теории функционирования экономики».

С теории, понимаешь, он начался. Не придумай Адам Смит в своё время теорию — до сих пор жили бы при феодализме.

И это при том, что иногда у него проскакивает нужное слово:

«…царь Хамурапи законодательно закрепил разделение своих подданных на знать, простонародье и рабов». [выделение моё]

«Закрепил» су-щес-тву-ю-ще-е, а не выдумал.

«Как и буддисты, коммунисты признавали стоящий над человеком естественный и неизменный закон, который управляет нашими поступками».

Что это за тарабарщина?

«С этой точки зрения, культура — не заговор одних людей для эксплуатации других (как склонны утверждать марксисты)…».

Они никогда этого не утверждали. Эксплуатация — не результат заговора, она естественное явление на определённой стадии развития человеческого общества, его производительных сил. Этот невежественный в марксизме писатель ничего не знает о смене общественно-экономических формаций, способах производства, производственных отношениях, производительных силах. Как можно высказываться (причём в книге, то есть, что называется, «с претензией») о том, в чём ничего не понимаешь?

«Ислам, буддизм и коммунизм — религии, потому что они представляют собой системы человеческих норм и ценностей, основанные на вере в сверхчеловеческий порядок».

Что за «сверхчеловеческий порядок» в коммунистической теории? … Одному богу известно. Хотя бы «Манифест коммунистической партии» прочитал для начала что ли! Автор ошибочно ставит знак равенства между системой идей (вообще любых) и религией. Каждая религия есть система идей, но не каждая система идей есть религия. Построить завод для производства минеральных удобрений, подвести к нему дороги, возвести жильё для работников, детский сад, школу и пр. — система научно обоснованных идей, но не религия. И даже система норм не есть религия, т. к. нормы (потребления, техники безопасности и т. д. вплоть до норм человеческого общежития) тоже могут быть научно обоснованы.

«Коммунисты верят во всеобщее счастье под властью диктатуры пролетариата».

Этот уёбок (а как ещё назвать человека, который имя Ленина пишет рядом с Гитлером?) не знает, что при коммунизме нет классов. При «всеобщем счастье» не будет никакой диктатуры пролетариата, т. к. не будет пролетариата, как не будет и капиталистов. Диктатура пролетариата существует лишь в переходный от капитализма к коммунизму период. Альтернативой диктатуре пролетариата является диктатура буржуазии, но почему-то про свою веру во всеобщее счастье под властью диктатуры буржуазии он не пишет.

Хорошая по замыслу (и даже во многом по исполнению) книга оказалась с огромным дефектом, который в результате, как мне кажется, вызывает серьёзные сомнения в её пользе. Будь автор пограмотнее в обществоведении, не допусти таких ужасающих ошибок и раскрой материалистическое (марксистское) понимание истории — цены бы этой книге не было.

Есть и другие, более мелкие замечания, но и этого хватит.

Оставьте свой комментарий





Rambler's Top100